Авг
17
2014

Все равно куда идти

Они вышли на улицу.

Душисто и сладко пахло цветущими липами. Зеленые ветви в оранжевом тумане от затонувшего в листве фонаря.

— Я видела вас в окне, когда шла сюда, — сказала Настя.

— Ты знала мое окно?

— По люстре знаю. Люстра красиво горит, как в праздник какой.

— Видел и я, как ты шла. Но не знал, что это ты…

— Погас свет, а то еще лет бы сто не увиделись.

— Ты давно в этом доме? — спросил Завьялов.

— Третий год.

— Рядом совсем.

— Окна напротив.

— Хоть бы какой знак дала.

— Я разве знала… Да и зачем? — И встрепенулась вдруг. — Липами как пахнет! Покосы скоро. Сено с лугов повезут.

Она остановилась, сломила веточку липы, прижалась губами к ней.

— Чистый мед!

Завьялов взял ветку. Из самой гущи цветов, слипшихся с мокрыми листьями, затеплилось родное — поманило в розовеющий пар утренних лугов… Где-то все есть, и где-то все мимо, мимо идет… Мимо пройдет и она, Настенька.

Они остановились у ее подъезда с тусклой лампой, ввинченной в кирпичную стену над дверью.

— Вот и пришли, — сказала Настя.

— Ты устала?

— Нет.

— Тогда походим еще.

Настя посмотрела на его окно.

— Свет-то не погасили.

За стеклом среди темных кое-где окон солнечно горела люстра.

— Я всегда видел с улицы это свое окно только темным.

— Не забывали гасить свет. А сегодня забыли.

— И увидел окно другим — с праздником. Это от тебя такой праздник.

Глаза их встретились: он видел в глазах ее сиявшую ее молодость, а она — ласку в его глазах с тенью его суровых лет.

— Я сейчас выйду.

Она скрылась в подъезде. А через минуту загорелось ее окно с бледно-зеленой геранькой, прижавшейся к стеклу.

Завьялов отошел под фонарь. Ждал тут Настю. «Вот и жду, как будто снова жить начал. Да ведь так и не ждал: чудо какое-то, чтоб так вдруг воскреснуть от нее».

Окно ее погасло.

Она вышла в косынке с зелеными цветами, крепко свивавшей ее волосы, и было похоже, что вышла она сейчас из вечера своей юности, как эго было когда-то.

— Ты умеешь возвращать прошлое, — сказал он.

— Ты узнал? Это твоя косынка, я берегла ее.

Теплы, ласковы удлинявшиеся в улыбке глаза ее.

— Куда пойдем, Настенька?

— Не знаю… Все равно куда.

Продолжить чтение »

Виктор Ревунов. «Солнце в листьях». Повесть. — М., «Молодая гвардия», 1966

Узнайте, как намыть бармаша?

Оставить комментарий