Сен
10
2014

Вдали, на дороге, после дождя

Среди ночи Лощин проснулся: кто-то прошел мимо, задел за подушку.

Было темно. Дождь перестал, но по кустам и с крыши еще капало. Земля источала прелый запах корней, мокрой травы, просвежало мятой и черемуховой миндальной сыростью.

В раскрытое окно сквозил ветер, стремительно про-серебрился от звезд, и там, в этом светящемся потоке из окна, призрачно бледнелись лицо и матово-белые плечи с тонко бьющимися тенями… Кто это?

Лощин привстал. У окна никого не было. Уж не причудилось ли ему?

— Мама, какая ночь, мама! — услышал он шепчущий голос. — А звезд сколько! И такую ночь проспим, она уйдет и никогда-никогда не вернется.

— Другая ночь будет.

— Одно ждем, другое уходит… А кто там на диване?

— Приезжий.

— Знакомый твой?

— Нет, просто приезжий.

— А зачем он тут?

— Не знаю.

— А есть места, куда совсем не приезжают?

— Где-нибудь есть.

— Где не ждут.

— Люди всегда ждут.

— А ты ждешь?

— Тебя всегда жду до петухов.

— Это несерьезно.

— Дай ты человеку поспать.

Лощин повернулся на загремевшем пружинами диване. Одна пружина особенно долго бренчала.

Музыкальный у вас диван, — сказал Лощин.

За занавеской засмеялись.

— Не скучно спать, — сказал юный и чистый голос.

— Это кто же, дочка? — спросил он Дарью Максимовну.

— Да.

«Красивая», — хотел сказать Лощин.

За окном багрово высвечивались облака и гасли; грозы не было слышно, только свет озарял, как память минувшее.

***

Дарья Максимовна слышала, как ушел Лощин. Подбежала к окну на кухне. Хотела позвать: хоть чаю попил бы…

«По любви приехал. А кто, кто она? Кого бы так помнить ему? Нет таких ждущих у нас, не слышала. По чутью шел…»

Лощин оглянулся. Дарья Максимовна отошла от окна. Но Лощин смотрел не на это ее окно, а на крайнее. Ночью такая красота почудилась! А сейчас створки раскрыты, высинены небом стекла, и там, в глубине неба, сумрак, в котором вьется розово-солнечная пыль.

Лощин с минуту постоял на дороге.

Дорога в полосах муравы, ярка освеженная дождем трава. Вдали, где площадь, уже марило пылью от проезжавших машин. Лощин и пошел туда. Не спешил. Надо было приглядеться, привыкнуть: такое у него дело, что сразу не выйдет, что-то еще и само, казалось ему, проглянуть должно.

Чайная была уже открыта. Лощин зашел купить сигарет, взял стакан чаю и пару бутербродов с сыром.

Блестели в зале столики из цветного пластика. У окна две девушки в брючках, тоненькие и юные, пили сок. Соседи их за другим столом, слегка подзаросшие в хлопотах на благо человечества, сидели за бутылкой вина.

Продолжить чтение »

Об авторе:

Оставить комментарий