Авг
21
2014

Трещина в земле

Молча выпили. Дмитрий разломил апельсин с душисто брызнувшим соком — положил половинку перед отцом.

— Я приехал совсем.

— Новость!

— Буду жить и работать здесь где-нибудь.

— Как это тебе удалось?

— Ты так спросил, будто я сделал что-то плохое.

— Нет, почему?

— Я вижу, отец. Прямую подавай. А она не всегда выходит.

— А помню, как ты писал оттуда: «Вода так прозрачна, что видно, как плавают хариусы, а на дне — камни с крапинками золота». Туда не всякого пошлют. Надо уважать и беречь веру людей в тебя.

— Да, посторонним вход туда запрещен. Но я поработал. Я начинал там с романтических костров на таежной земле. Я не ловчил, не прятался. Ты знаешь. Жизнь делает чудеса, если здорово захотеть и добиться. Десять лет я шел к этой цели, чтоб мою работу признали. Пусть это крупица среди глыб, но моя крупица.

— Это хорошо. Но ты чем-то встревожен. Ты стараешься в чем-то убедить себя.

— Встревожен делами, как пойдут дела. Да и устал с дороги.

— Отдохни. Потом поговорим.

— О чем говорить? Все решено.

— И все-таки, Митя, мне жаль, что ты уехал оттуда.

Дмитрий долго сидел в задумчивости.

Завьялов оторвал от апельсина дольку — положил перед сыном.

— Червячка заморить.

— Коньяк хороший, — и Дмитрий повернул бутылку, разглядывая золоченые медали на этикетке.

— Твой. Ты купил, когда приезжал, — сказал Завьялов.

— Ты писал, у тебя плохо с сердцем.

— Снится мне часто рожь.

— Видимо, к каким-то переменам в сельском хозяйстве, — сказал Дмитрий, все еще разглядывая медали на этикетке.

— Кругом снег, а рожь теплая-теплая, и будто бы хочу заползти туда, согреться, а страшно: трещина какая-то в земле, и будто бы рожь для того, чтоб трещину эту скрыть… Проснусь — больно в сердце от этой трещины.

— Интересный сон, даже есть в нем какая-то правда.

— Какая правда?

— Так, муть все это… Ты сегодня у кого-то в гостях был?

Завьялов удивился.

— В гостях? У кого?

— Сказали мне тут… Электромонтерша какая-то… Выпьем! Я тебе чуть-чуть налью.

Продолжить чтение »

Виктор Ревунов. «Солнце в листьях». Повесть. — М., «Молодая гвардия», 1966

Музей Марины и Анастасии Цветаевых в городе Феодосия. Феодосия тепло приняла сестер. М.Волошин ввел Цветаевых в дома своих знакомых. Они бывали у Н.Айвазовской, М. П. Латри, П. Н. Лампси, К. Ф. Богаевского, Н. И. Хрустачева, А. М. Петровой и многих других феодосийцев. О времени пребывания Цветаевых в Феодосии с глубоким чувством вспоминала Анастасия Цветаева.

Оставить комментарий