Авг
23
2014

Старый снимок

Снимок старый, пожелтела, как от дыма, бумага, паутиновые трещины просекли ее, свидетельствуя так о давности света, когда-то вспыхнувшего в зрачке фотоаппарата.

Дмитрий хотел взять снимок и остановился.

На снимке — голые, с ввалившимися животами тела расстрелянных. На бревне — девчонка сидит. А позади нее — здоровые молодые немцы с автоматами.

Девчонка совсем голая, рукой грудь прикрыла, стыдилась своей наготы — среди ужаса, а стыдилась еще, и сильнее этого ужаса было святое ее, беззащитное,

робкое, и как это святое-то держалось, из какой силы взялось, чтоб тонкой рукой прикрыть от чужих глаз свою едва прораставшую к свету грудь?

Дмитрию показалось, что глаза девчонки, взглянув на него, дрогнули, да так и затихли с покорностью и мольбой о родной защите — глядела она с каким-то печальным бесстрашием на землю перед собой.

Дмитрий отвернулся. Подошел к окну.

— Этот снимок я у немца нашел, — сказал Завьялов.

— А что с девчонкой? — спросил Дмитрий.

— Они три раза со всеми выводили ее на расстрел и оставляли: так мучили ее.

— Расстреляли?

— Наши спасли… Ты знаешь, кто она?

— Кто?

— Настенька… Настя.

— Это она!

— Да, она… Вот страх! А ты от собственной фантазии задрожал.

— Не фантазия, отец. Ты знаешь, что такое радиация — лучи смерти?

— Ты отступил?

— Я в долгий отпуск приехал после болезни.

— Какой болезни?

— Лучевая была… К реке мне надо, на свежий воздух пока.

Завьялов почувствовал, как больно дернуло в сердце, потянуло с силой, чуть отпустило.

— А молчишь!.. Что с Соней? — спросил он о жене Дмитрия. — Я хочу спросить и боюсь. Ты последнее время совсем не писал о ней. Что случилось?

— Нет ее… нет ее…

— Как нет?

— Лучи смерти… там… Вот и все.

Дмитрий сложил на столе руки крестом — уткнулся лбом в этот свой крест.

— Я не знал… прости, — проговорил Завьялов, и вдруг что-то нестерпимо горячее ударило в сердце, рвануло.

Продолжить чтение »

Виктор Ревунов. «Солнце в листьях». Повесть. — М., «Молодая гвардия», 1966

Об авторе:

Оставить комментарий