Сен
22
2014

Семечек на старый гривенник

Вытащили. Стали откачивать. Доктора прибежали. Эти уж по-научному действовали, старались. Что ни говори — пастух. На министра или генерала всякий согласен, а вот в пастухи уговаривать надо. Загоревал народ, особенно женщины, даже плакали некоторые.

Все!.. Мертв. Положили мой труп в машину, накрыли и в больницу повезли, в морг. А у нас дороги какие? Побросало меня, потрясло — задышал. Спасибо всему дорожному начальству, что такие у нас дороги лечебные. А что я уж задышал — никто не заметил. Положили меня в морг как утопленника. А тут я и совсем ожил без врачей-то.

Вышел я в темноте с того света на этот свет. Голова гудит, шатает меня. Иду сразу к Кузьме Петровичу поправиться, так сказать.

Дверь у него закрыта, а в окне свет. Постучал в окошко. Он занавеску отдернул — глянул. Только его и видел. Вопль в избе раздался. Слышу, дверь стукнула — выбег сам в нижнем белье. Я сразу к нему. А он от меня как вдарил по дороге. А я за ним.

«Кузьма Петрович, — кричу, — я же к тебе по старой дружбе, чуть погреться хотел, а ты вот каким манером разогреваешь!» Ничего, думаю, он человек полный, с брюшком, скорее моего уморится. Поговорим тогда по душам.

Метнулся он в сторону от меня: через плетень хотел перемахнуть, так и вознесся, завертел ногами в воздухе, чтобы направление на ту сторону взять. Видимо, расчет не тот дал. С высоты на эту сторону и упал. Слышал я, как он об дорогу стукнулся. Пыль развеялась, а его нет: исчез куда-то.

Пошел я к завмагу. Дверь открыл потихоньку, чтоб баба его не слышала. Сидит он за столом, выручку для государства подсчитывает. Поглядел на меня и говорит, как во сне, вялым голосом:

«Марья, Иваша пришел».

А Марья за занавеской лежала.

«До чертиков напился, дьявол, мерещится уж, а все глотку свою не нальешь».

Я ему знаки рукой делаю: дай, мол, в долг, и уйду, пока баба не слышала.

«В получку отдам», — говорю и десятку-то взял.

А он жене сообщает:

«Марья, в долг он десятку взял».

«Коньяк пьешь, а дураком так и остался. Всю недостачу на него спиши. На тот свет милиция не пойдет допрашивать», — Марья говорит.

«Тебе только министром финансов быть, Марья!»

«А чего не быть, только в новых рублях никак не разберусь: беру рубль, а семечек приношу на старый гривенник».

Продолжить чтение »

Похожие сообщения

Об авторе:

Оставить комментарий