Авг
22
2014

Реализм без человеческого

Дмитрий налил себе полную рюмку, отцу несколько капель.

— Не капай, а лей, — сказал Завьялов.

— Боюсь. Но пролить бы.

— Лучше пролить.

— Почему лучше?

— Сильно и щедро, и видно, что не последнее, а хоть и последнее, то и это не пожалел — через край пролил — не задрожал.

— Скатерть бывает жалко.

Дмитрий налил отцу с осторожностью полную рюмку, так что с краев янтарно загорелось вино.

— Ты про Настеньку сказал, — напомнил Завьялов.

— Про какую Настеньку?

— Электромонтерша. Ее Настя зовут. Землячка, с одной земли с ней. Я ее еще девчонкой знал. В белом платье была, помню.

— Молодая, красивая?

— Молодая и красивая.

Дмитрий поднялся, прошелся по комнате.

— Романтика все это на старости лет. Чепуха!

— Сразу и чепуха.

— Да и как… после мамы? Прости, но я не думал.

— Свет в квартире погас. Вот и пришла.

Дмитрий опять сел за стол, положил свою руку на руку отца.

— Оставь это, отец.

— Чего ты боишься так?

— Придет чужое, — сказал Дмитрий.

— Ты уж и решил, что чужое.

— Так бывает. Реализм, отец.

— Реализм без хорошего, человеческого?

— А оно еще есть, человеческое?

— Бог с тобой, Митя. Что ты?

— Ты мне ответь.

— Ты устал. Завтра поговорим.

Завьялов поднялся было, но Дмитрий остановил его.

— Может, человеческое-то что-то вроде цветочков луговых, которые все рвут и топчут, — сказал Дмитрий. — Где человеческое? Страх… страх, только страх остался. Страхом раздавлен разум, идет иссушение мозга — электричеством, реакторами, безумием скоростей, схваткой страха до последнего, до зародыша, до клетки, в которой разлагаем жизнь. Дети уже мертвые рождаются. И если есть человеческое, то из того же страха остаться без куска хлеба служит своему уничтожению. Перешли рубеж раньше, чем победило человеческое, разумное. Люди не успели победить, человеческое не успели отстоять.

Завьялов слушал сына, но глядел на него: было больно, что и в этих словах его было человеческое, но слабое, испуганное.

— А ты знаешь, что такое страх? — проговорил Завьялов.

— Не надо!

Завьялов поднялся, подошел к своему столу и ключом открыл нижний ящик. Достал красную папку.

— Посмотри, — Завьялов вытащил из папки снимок и положил его на стол перед сыном.

Продолжить чтение »

Виктор Ревунов. «Солнце в листьях». Повесть. — М., «Молодая гвардия», 1966

Об авторе:

Оставить комментарий