Янв
26
2015

Поярков и Настенька

Поярков не знал еще ничего. Он с женой Настенькой был на берегу Угры. Ждали тут лесника Аверьяныча и практиканта Арсения, который уезжал сегодня. Перед расставанием решили посидеть у скатерки.

Вокруг заросли орешников, лозин, шиповников — все перевито хмелем и вьюнками с распушившимися белыми и розовыми цветами. На той стороне, за рекой, скошенный луг с копнами сена и лес, над которым в марящей синеве парил неясыть.

Поярков в сапогах и в белой косоворотке, перепоясанной солдатским ремнем. Настенька принарядилась. Она в розовой кофте и в синей, цвета неба, косынке, из-под которой вывивались смолисто-черные волосы.

Павел достал из кармана лупу, протер ее подолом рубахи.

—        Ты посмотри на этот лист.

Настенька взяла лупу и посмотрела через нее на лист орешника. Лист словно бы расплылся, прозрачно заблестели среди зеленых крапин моросинки влаги, они дрожали, переливались.

—        Ты видишь там зеленые зернышки?

—        Вижу, — сказала Настенька.

—        Это они перерабатывают свет солнца, делают жизнь из солнца. Без этих зернышек жизнь была бы невозможна. Две стихии — солнце и земля соединены в этом листе. Великая тайна в этих зеленых зернышках и дрожащих пузырьках. Огонь в печи, хлеб, яблоко, вино — это все солнце.

—        Как интересно!

—        Интересно! В тебе тоже солнце, в твоих глазах, в губах. — Павел поцеловал жену. — Губы твои пахнут мятой, и этот запах от солнца.

—        А любовь?

—        Любовь… Помнишь рожь?

Как же это забыть! Они шли тогда по стежке среди цветущей ржи. Ночь была теплая, в небе зеленой травинкой прорезался месяц. Далеко за деревней играла гармонь, и голос пел:

Ах, не одна-то, не одна,

Эх, во поле дороженька, ах, одна пролегала!..

Продолжить чтение »

Похожие сообщения

Об авторе:

Оставить комментарий