Июл
1
2014

Патриотизм молодежи кануна войны

Чувство привязанности, как оно запечатлено в многочисленных стихах и прозе К. Симонова, А. Суркова, Н. Рыленкова, В. Захарченко, М. Алигер, А. Яшина, М. Шолохова, А. Платонова, Л. Леонова — неоднозначно в своем эмоциональном напряжении.

Очень рано в этом патриотизме как бы различаешь две струи. Одни писатели и поэты, словно не доверяя силе самого чувства, пытаются подкрепить его, либо связывая его с образами прошлого, либо апеллируя к героике советского периода. Так из тьмы веков появляется знакомая фигура крестьянина с топором, идущего на Мамая, оживает Иван Сусанин; у других вместо Сусанина по осажденному Ленинграду бродит Киров, а в новогоднюю ночь в Москве — Ленин или Сталин.

От тяжелого убранства слов и образов теряет живое и непосредственное чувство привязанности к родной земле, оно кажется выспренним, особенно, если сопоставляешь его с тем, как то же чувство выражено у Шолохова, у Твардовского или Платонова: там нет поэтических экскурсий, зато много непосредственной любви к живому, а не плакатному, народу.

Хотя тревога за судьбу родной страны занимала в душе молодежи войны большое место, не надо думать, что этим исчерпывалась ее душевная жизнь. Война сама по себе едва ли вносит что-либо принципиально новое в жизнь страны, она только ускоряет все ее внутренние процессы развития. Это верно и в отношении душевной жизни.

Характерной особенностью молодежи кануна войны была эмпирическая ревизия наследства Октябрьской революции. Отнюдь не посягая на самый «Октябрь», молодежь успела уже восстановить многое из того, что в первые годы революции, казалось, было окончательно сдано в архив истории. Война не могла приостановить этой ревизии, она многими своими особенностями должна была эту ревизию еще углубить.

Пока фронтовая молодежь высказывается еще мало. Понятна ее медлительность, «судьбу ровесников своих» несет она на своих плечах…

В. Александрова

Заправка автокондиционеров от профессионалов

Похожие сообщения

Об авторе:

Оставить комментарий