Авг
26
2014

Копна сена

Когда Дмитрий сел, шофер тронул и быстро погнал машину.

— Ты сказала, куда нам? — спросил Дмитрий Настю.

— Да.

Настя сидела рядом с Дмитрием. Ветер, рвавшийся из наполовину раскрытого окна, раздувал косынку, бился в мгле волос.

— Когда же случилось? — спросила Настя.

— Ночью.

— Я видела, долго у вас свет горел.

— Разговаривали. Все хорошо было. — И в какой раз Дмитрий подумал, что не надо было говорить про Соню, про себя… Да и как он разговаривал с отцом!

«Романтика все это на старости лет. Чепуха!» — вспомнил он со стыдом эти слова. Как он мог сказать так!

«Ты человек! Самое прекрасное, что ты человек…» А я так сказал. Не хотел, чтоб эта женщина пришла в дом, чужая, с ложью, может быть, и все унизить хотел, чтоб гадко было», — признался он себе.

Дмитрий посмотрел на Настю. Неужели в ее жизни — это в ее жизни была та самая минута, которую он видел на снимке? Не верилось как-то, что это жуткое просквозило через ее сердце… Сидит, задумалась. По лицу ее, по косынке мелькало солнце. Лицо ее ярко открывалось от этих вспышек, будто что в ней самой сверкало и гасло, и тогда видел он что-то скорбное в ее рябиново-свежих губах.

— Он счастливый, — сказала она.

— Кто?

— Твой отец. Люди его любили. Помню, как ждали , его в деревне. Все ждали.

— И ты?

— Нравился он и мне. Многих своих сверстников забыла, а его помнила. Встретила вчера, а он все с такой же душой.

— А годы?

— Что прошли? — спросила она.

— Нет. Его годы.

— Бывает прекрасен закат.

Машина свернула на узкую асфальтовую полоску в лугах.

— Найдем сено, где-нибудь тут должно быть, — сказал шофер. — У меня вот брат больной тоже был. Белый налив захотел. Белый налив — и все тут.

Привез я ему белый налив. Взял он, обхватил яблоко — и иссосал. Слабый был, тяжело и сосать-то, пот по лбу льется. Иссосал и отвалился на подушку, руки раскинул. Конец, думаю. Нет. Заснул крепко сразу.

С того дня оживать и оживать стал. Жив и сейчас… Что-то вот такое бывает!

— Сено!.. Сено!.. — крикнула Настя.

Шофер остановил машину.

Среди скошенного луга темнела в опустевшем просторе копна. А вон и другая — вдали, где небо снижалось, и над этой копной стояло облако со снеговым сияньем.

Дмитрий побежал к копне.

Продолжить чтение »

Виктор Ревунов. «Солнце в листьях». Повесть. — М., «Молодая гвардия», 1966

Оставить комментарий