Янв
22
2015

Когда кричал ребенок

Жикающий звук бруска по косе отдался тоской в душе Лощина: железный, жестокий звук.

Звук скрылся в тишине, притаился. По комнате прошла тень облака. Вон там, в вышине, это облако, прикрывшее солнце, плывет с хрустальным сиянием на краях, и снова полосы пламени рассекли комнату.

—        Гляди, — проговорил Зарухин, полез в карман.

Что это? В горсти — кресты немецкие. Зарухин бросил их с лязгом на стол и еще вынул целую горсть крестов, черных в ржавых крапинах.

—        Что это? Откуда?

—        Да вот еще, для истории, чуть не забыл. — Зарухин достал из кармана полуистлевшую какую-то военную карту, понюхал ее. — Бери. И ты за это жизнь свою загробил, и сколько вас полегло.

—        Ты нашел? Где?

—        Там, где зарыл… В папоротниках зарывал.

—        Где? — крикнул Лощин: не верил, что так это открылось. — Где?

—        Недалеко от твоего белого камня.

— Ты белый камень видел?

—        Да. Где в голавлей хотел стрелять, там.

—        И молчал? Ах ты тварь! А не врешь? Правда?

—        Правда, — усмехнулся Зарухин. — Вот она, перед тобой воняет.

Кресты лежали, сцепившись в траурно-черном ворохе. Но Лощин и не взглянул на них.

—        Сошлось, — проговорил он, и лицо его будто сверкнуло. — Я так и подумал, но только догадка была. Ты и не знаешь, что тут сошлось, Зарухин. Вот и правда, да не вся, не все еще, главное самое не знаю.

—        Что главное? — спросил Зарухин; он понял, что находкой своей на след какой-то навел Лощина: «Здесь кресты, а там… что там?»

—        Это самое важное в моем деле, — сказал Лощин.

—        Что? Ты должен сказать мне. Что же еще? Хочу знать: если не это, так что? Хочешь, исчезну сразу же, как только скажешь, и никто знать не будет про твое главное? Последнее скажи!

—        Когда ящик зарыл, крик я услышал. Помнишь, говорил про крик тебе?

—        Помню.

—        Ребенок кричал, плакал. Подбежал я. Девочка возле убитой матери плакала, малышка. Понес ее к людям. Спешил: погибала она. В какой-то лесной сторожке женщине ее отдал. — Лощин не успел досказать, как в дверь вдруг застучали.

Лощин бросился к двери и открыл. На пороге стояла Дарья Максимовна. Лицо ее было бледно.

—        На минутку, — проговорила она. — Сказать мне тебе что-то надо сейчас.

Продолжить чтение »

Похожие сообщения

Об авторе:

Оставить комментарий