Фев
26
2013

Дягилев и Фокин

Собственная репутация человека с безошибочным чутьем и вкусом была ему дороже любых чувств и отношений. Тут он становился жесток и не считался ни с Фокиным, ни с кем бы то ни было. Даже Бенуа, закадычный друг, больше того, первый наставник на избранном пути, все чаще раздражал своей приверженностью к красоте минувших театральных эпох. Ведь кругом отвергали, пуще того — высмеивали именно красоты подобного рода. И выдвигали новые взгляды на поэзию, живопись, искусство вообще. Он с интересом присматривался к течению, именовавшему себя футуризмом. И здесь, на Западе, и в России появились художники и поэты, за странным формотворчеством которых таилась мысль о сдвигах в мировом сознании, об утраченной гармонии — быть может, пророческая мысль. Стихи и манифесты поэтов он, по возможности, читал: Художников брал на заметку. Особенно заинтересовала его одна супружеская пара: Наталья Гончарова и Михаил Ларионов.

Про себя Дягилев отмечал, что Фокин обсасывает в «Тамаре» все ту же конфету вакхических пиршеств с начинкой из роковой страсти. По-прежнему, как в «Клеопатре», как в «Шехеразаде», на фоне бакстовских роскошеств, слуги царицы Тамары (которая будет, конечно, прекрасна у Карсавиной) опьянят своими плясками Путника, тоже стройного, тоже эффектного Адольфа Больма. И по-прежнему в конце этой альковной истории героя убьют по приказу коварной соблазнительницы. В «Дафнисе и Хлое» Равеля, при том, что музыка превосходна, опять развернутся блаженные поля Эллады и Карсавина с Нижинским разыграют идиллический роман Лонга. А в «Голубом боге» Нижинский явится изысканным существом, поскольку Бакст предлагает покрыть его лицо и тело голубой краской и посеребрить ногти и губы. Каждый балет наверняка обречен на успех. Но на успех, заранее предвкушаемый зрителем и тем самым не претендующий на необычное. Спокойный успех. Покой же был Дягилеву противопоказан. Из сотрудников не сулили покоя Стравинский, — на него Дягилев возлагал особые надежды, — и Нижинский, чьи репетиции Дягилев посещал, раз от разу утверждаясь в своем первом впечатлении.

Фокина все это терзало. Самолюбивый и гордый, он всюду подозревал чинимые ему козни. Сначала он делился горестями с Григорьевым, но вскоре рассорился и с ним: Дягилев настаивал на ежедневных репетициях «Фавна», а Фокин требовал для себя танцовщиц, занятых Нижинским, и заподозрил, что Григорьев играет на руку «врагам», не присылая ему этих танцовщиц. Один Нижинский умудрился не войти с Фокиным в конфликт. Всегда корректный на репетициях, он был сейчас особенно внимателен и не обижался ни на какие выпады.

Вера Красовская

Подробнее о Дягилеве, Фокине и Вацлаве Нижинском, о творчестве великого артиста балета вы сможете прочитать на сайте Сильверариум, проследовав по ссылке далее »

Защита здания сайдингом и другими материалами

 

Похожие сообщения

Об авторе:

Оставить комментарий