Авг
15
2014

Детали композиции художника

Характер композиции, построенный на колеблющемся, неустойчивом равновесии вписанных в нее форм, серебристый мерцающий тон, получаемый комбинациями главным образом черного штриха разной силы и направления вплоть до использования по-старому этого штриха только для характеристики контура (как это сделано при изображении города), — все эти свойства формы и техники органически связаны с сюжетом и психологической насыщенностью замысла.

Буквенная заставка первой главы — изысканная и виртуозная по технике гравюра-миниатюра, выполненная удивительно тонким и твердым черным штрихом. На кружевном фоне общей композиции выделяется черный силуэт буквы Н, одновременно являясь и плоскостной границей композиции, и той переднеплановой поверхностью, которая по контрасту со светлым пятном фона дает последнему прозрачность и глубину. Двойная линейная рамка замыкает окончательно все построение в целом, выделяя его из листа. Силуэт буквы и эта рамка вместе с тем крепко объединяют заставку с плоскостью. Сюжет заставки подчинен развитию того замысла, который был осуществлен на обложке. Здесь дан предшествующий момент: роковая встреча со светской заказчицей и ее дочкой — будущей салонной «Психеей» художника. По отношению к тексту сюжет заставки так же, как и сюжет обложки, дает как бы некое предощущение, предвидение судьбы героя повести, намечает те соотношения, которые развернутся на следующих страницах перед читателем.

Вот художник перед картинной лавкой на Щукином дворе. Средствами тоновой строгой гравюры, объединением воздействия черного и белого штриха иллюстратор дает скупую характеристику сцены. Он не считается детально с текстом, освобождает себя от лишних подробностей. Зато усиливает то карикатурное, что у Гоголя заложено в начале повести как скрытые возможности. Острым и обобщенным приемом шаржа выделяет он группу зевак, ставит в характерную позу заблудшую собачонку у фонарного столба, подчеркивает гостинодворский жест хозяина лавки. И в этом окружении дает слегка склонившуюся фигуру романтического героя перед выставленным у входа картинным хламом. Ленивая поза беспечного и бездельного фланера. Но в самой композиции, в тоне, в неожиданных переходах от светлого к темному есть некоторое беспокойство, некоторое нарастающее напряжение, которое естественно приводит к следующей иллюстрации.

А. В. Бакушинский

http://13stroy.ru/blog/vidy_zaborov/2016-04-27-63

Об авторе:

Оставить комментарий