Окт
12
2014

Человек с ружьем

Лощин весь день проходил возле реки — искал камень: вот-вот, казалось, мигнет в глубине его белый свет.

Иногда он подолгу стоял среди травы или ложился устало на просушенную землю и сквозь стебли глядел в траву с хрустально-зелеными вспышками солнца, с тенями, по которым разжигались огоньки гвоздик, клеверов, поднебесные пласты незабудок, к которым Лощин раз даже подполз. Вот он и сам цветок, маленький, в бирюзовых лепестках, с золотистыми крапинками тычинок в искрящейся живой пыльце… Как природа дошла до такой тонкости? Какую красоту сотворила, и неужели это по жестоким законам борьбы за существование и приспособление?

А когда встал с земли, колыхнулась на спине рубашка — освежила ветром. Воля!.. Плавится медовый зной, луга в цветастой россыпи, поля синевы среди облаков.

На душе чисто, тепло, чистые измысли, как будто и не жил, только сейчас вышел вот в этот первый свой день к этим берегам в мареве сладко пьянящих белых купырей и таволог.

За кустами прогрохотал выстрел. Рябь рассыпалась по реке, поднялись над лугом грачи, молодые и старые. Старые сразу же скрылись в траву, а молодые, отливая вороненой свежестью, полетели дальше к березняку. Тенью слетел ястреб и, натуженно махая крыльями, настиг грачонка, расщипал его, склюнул мозг и, залетая за кусты, горбато и быстро понес. Торопливо, воровски, как-то неловко улетал он далеко в сторону.

Случилась маленькая трагедия над этим цветущим лугом, только грачи растревоженно кричали да Лощин был потрясен внезапностью, с какой оборвалась жизнь грачонка.

Из-за куста олешника вышел молодой человек в тренировочном спортивном костюме, светловолосый, с загорелым лицом, нижняя часть которого была грубовата и тяжела. Глаза удлиненные, взгляд резок и быстр. Правой рукой он сжимал ружье.

— Не ожидали? А я давно смотрю за вами. Решил вывести вас из летаргического состояния, — сказал он и засмеялся, сильно обнажив белые крепкие зубы.

— Грачонка жаль, — все еще не успокоился Лощин.

— Чепуха! Без крови этот здешний орел и дня не прожил бы. Все равно была бы жертва. Так постановила природа для какой-то своей надобности.

— Для какой надобности? — спросил Лощин.

— Надобности по поговорке: на то и щука, чтоб карась не дремал. А то изленится, с жиру подохнет без пользы для жующего в «Метрополе» человечества… Для начала хватит?

— Вполне.

— Будем знакомы… Зарухин, сосед ваш по хате.

Продолжить чтение »

Об авторе:

Оставить комментарий