Окт
24
2013

Белые стихи «Черные звезды»

ФРАГМЕНТЫ

1.

Бесснежное небо, клочки тротуаров, разутая улица — и черные дни за спиной.

Хлопья забитого смеха в лохмотьях изорванных фраз. И у стены изваянная убогая старушонка в косматом платке.

Кто ее слышит?

На синих губах два слова:

— Девушка умерла.

Кашляют в горле другие — такие же страшные два.

— Пятнадцати лет. Пятнадцати лет.

Костлявой рукой опрокинуто небо. В небе черные звезды — в руке капли слез и в слезах безнадежность.

Кто ее слышит?

И она не сбирает протянутой ручкой хлопьев бесстыдного смеха, лохмотьев изорванных фраз.

2.

Пятнадцать лет — страшнее пяти. Только вчера в подвале, на каменном подоконнике умирала девочка в пять лет.

И лежавшая на асфальте такая же женщина — мать мучительной просьбой мешала помочь ей, тихой девочке тем, кто подходил к окну.

— Не трогать ее. Не трогать ее. Не смейте.

Почему?

— Она там скорее застынет.

Скорее застыть. Скорее застыть — вот что нужно.

Почему же теперь черным звездам не засверкать над землею в серых сумерках ночи черным огнем? Ведь сказала же бледная девушка, опираясь на жесткий рукав овчинного полушубка.

— Хорошо, хорошо… за пятерку. Только скорей

Скорее — застыть?

Может быть.

3.

В бесснежном небе — не весело. В овчиновом полушубке — не тепло. В девичьем теле — нет радости.

Не оттого-ль сорвалось у кого-то с накрашенных губ так смешно:

— К черту. Довольно. Ступай

— Подайте…

— К черту, ступай!

— Христа ради прошу, пожалейте.

— Мне сегодня не жаль никого!

— Подайте!

— Сказала, не жаль. Отойди.

Мы боимся быть искренними, чтобы не оказаться пустыми. А если душа переполнена — отчего не сказать?

4.

Вечной правды горящей под звездами, под черными звездами ресторанных огней.

Вечной правды растущей на улице в лохмотьях оборванных фраз.

— Не понимаю, откуда голодные… Я по крайней мере — всегда сыт.

— Послушайте, вы же знаете…

— И знать не хочу…

— Как же?

— Пусть работают.

А через две улицы глыбой черного снега распластан огромный вздувшийся труп мертвой лошади.

Уж она-ль не работала?

Кровавый след хомута не затянется мертвой шерстью и в самую черную ночь.

И если выцвели краски в плакатах, не смоют дожди черных слов с белых стен серой вечности.

Сегодня не жаль. Сегодня не жаль.

А завтра не будет ли поздно?

Черные звезды, как впадины глаз в опрокинутом черепе. Xлопья горького смеха сбились в бугры недоконченных фраз.

Завтра не будет ли поздно?

 

С. Аратовский

1921 г.

http://o-g-o-r-o-d.ru/category/interesnoe-so-vsego-mira/

Оставить комментарий